Вс. Июн 26th, 2022

Вемола и Бухингер в табернакле. Неруда: Германия - это ступенька для Октагона

Впервые организация Oktagon MMA снимается с якоря и отправляется на поиски приключений. Будет ли он доминировать как в международных водах, так и внутри страны?

Первая остановка — Фестхалле во Франкфурте, Германия. В июне здесь выступят музыкальные иконы Pearl Jam, Kiss, 50 Cent и современный феномен Billie Eilish. До этого (4 июня) Карлос Вемола или Иван Бухингер запустят фейерверк другого характера.

«Это мечта, которая еще не сбылась, но мы работаем над этим. Мы приближаемся к исторической вехе, которую мы вынашивали в голове, наверное, четыре года», — говорит ŠPORT.sk промоутер Oktagon Павол Неруда.

Мы бы боялись вести бизнес в России или на Балканах

Почему вы выбрали Германию для начала своей экспансии?

«Завоевать Германию — значит завоевать огромный и один из самых важных рынков. Это покажет миру, кто мы такие, это ступенька к другим европейским странам, таким как Швеция, Франция, Голландия или Англия. Кроме того, в Германии хорошие законы и хорошая экономика, и поскольку мы ведем чистый бизнес, мы чувствуем себя здесь в безопасности. Мы бы боялись вести бизнес в России или на Балканах».

Какие страны были в вашем списке, когда вы принимали решение о первом шаге экспансии?

«Испания и Англия».

Что решилось в пользу Германии?

«В дополнение к вышеупомянутой языковой зрелости, многие люди говорят по-английски. Географическая близость. Численность населения. Незрелость ММА на немецком рынке и в то же время достаточная бойцовская база».

ВИДЕО: Битва за Германию в культовом Фестхалле:

Быть как можно меньше похожими на выходцев из Восточного блока

Как вас приняли в Германии? Знали ли они, что такое Oktagon MMA?

«Менеджеры, тренеры и бойцы очень горячо. Они уже знали нас, и когда я немного рассказал им об этом, они бросили все дела, чтобы работать с нами. Что касается СМИ, например, где. Как и в Билде, здесь работают прогрессивные ребята, и они почувствовали, что для ММА настало подходящее время. Другие СМИ, спонсоры и другие части общества по-прежнему ужасно консервативны в отношении ММА».

Как это проявляется?

«Например, у нас нет публичного взвешивания, потому что они отказались предоставить нам публичное место во Франкфурте, где ММА запрещено до сентября. Мы все время намекали на «не для ММА». У нас было агентство, которое занималось поиском спонсоров, но в итоге они отказались от этого, сказав, что не могут продавать ММА. У нас минимум спонсоров, но для этого мы и существуем, чтобы показать даже консерваторам красоту ММА. За последнее десятилетие был только один турнир с большим количеством зрителей (UFC в сентябре 2016 года, 11 763 болельщика), так что Германия любопытна».

Успешные продукты в основном приходят к нам из Германии, а не наоборот. Чувствуете ли вы определенную степень отстраненности местных жителей по отношению к тому факту, что кучка людей с Востока приезжает, чтобы показать им, как это делается?

«Безусловно, даже если они не дадут нам знать. Мы очень осторожны в этом и стараемся как можно меньше походить на тех, кто живет в «Остблоке» (Восточном блоке). Либо по общению, либо по отношению».

Посмотреть это сообщение на Instagram A post shared by OKTAGON MMA (@oktagonmma)

Турнир — это только первый шаг

Было ли что-то, что удивило вас в сотрудничестве с немцами?

«Они не такие трудолюбивые, как о них говорят. Они функционируют в строго определенных границах «от-до-до» и не делают ничего лишнего, что не входит в их должностные обязанности. В Германии для того, чтобы сделать то, что здесь делает один человек, требовалось три человека. В «Вызове» я также был удивлен тем, что некоторые воины нового поколения были немного мягкими. Рука здесь, колено там… Даже опытные бойцы просто смотрели. Если бы Петр «Монстр» Книзе был там в качестве тренера, некоторые из них могли бы заплакать (смеется)».

Несколько организаций пытались пробиться в Германии и потерпели неудачу. Как вы думаете, почему «Октагон» добился успеха?

«Многие люди приехали, провели турнир и по глупости решили, что выиграли. Для нас это только первый шаг. Мы не просто хотим принести туда наш бренд, мы хотим его построить. У нас в разработке различные проекты, мы забронировали зал для следующего турнира и многое другое. Потребуется 1-3 года, чтобы стать авторитетной, сильной организацией в Германии. Если мы не сделаем все первыми, мы можем сделать это».

14 дней, 2 игры. Карлос — настоящий Терминатор

После 14 месяцев проблем со здоровьем и 14 дней после своего боксерского дебюта Карлос Вемола вернется в клетку в Германии. Он проведет три боя в течение двух месяцев. Убедили ли вы его взять более медленный темп после вынужденного перерыва?

«Мы пытались, но все было совершенно напрасно. Когда мы объявляли о Германии, он сказал, что должен быть там. Ему было все равно, что он занимался боксом за 14 дней до этого. Если подумать о том, какой он боец и человек… настоящий «Терминатор»».

Является ли он по-прежнему самым ценным товаром в Октагоне, тем, кто производит наибольшее количество перемещений?

«Без сомнения, он делает лучшие номера. Когда он участвует в турнире, они значительно выше. Карлос привлекает внимание тем, как он выражает себя, ведет себя, живет. Со всеми его львами и акулами. К тому же он отличный борец — идеальное сочетание».

Мы должны что-то сделать с уходом из UFC

Люси Пудилова в субботу вернулась из Октагона в UFC. Ваш партнер Ондрей Новотны недавно жаловался на то, что бойцы уходят без какой-либо компенсации. Вы решили, что с этим делать?

«Пока нет, и нам придется что-то с этим делать. Мы создаем этих бойцов, они нам нравятся, а потом в одночасье они переходят в UFC. С другой стороны, мы желаем им всего хорошего, UFC — это все же Лига чемпионов. Цель — сделать Октагон настолько интересным, чтобы бойцы задумались о переходе в UFC, если здесь им не лучше. Нам предстоит пройти долгий путь, но я думаю, что это самое разумное решение».

Если я не ошибаюсь, в контрактах бойцов есть пункт о том, в какие организации Октагон обязан их отпустить. Признаете ли вы, что убрали и этот пункт?

«Все возможно, но в данный момент мы не обсуждаем такое решение».

Для некоторых возвращение в Октагон практически невозможно

Несколько бойцов перешли в другую отечественную организацию. Вы более чувствительны к этим уходам, разочарованы ли вы ими?

«Это зависит от того, о ком мы говорим. Милан Кловер позвонил, мы обсудили возможности, а когда не договорились, пожали друг другу руки и расстались на хороших условиях. Но когда кто-то нарушает контракт, уходя, конечно, нам это не нравится».

Применяется ли индивидуальный подход, если они хотят вернуться в Октагон?

«Именно. Для некоторых людей возвращение практически невозможно».

Мы поддерживаем судей, но…

Работа арбитров часто вызывает отголоски последних турниров. Планируете ли вы какие-либо изменения?

«Мы поддерживаем их, хотя я часто нахожу их решения странными. Но у нас есть лучшее, что есть на внутренней и мировой арене».

Какие двери откроет для вас успех субботней выставки Oktagon 33 во Франкфурте?

«Все признаки указывают на полный зал, что дает нам возможность проявить себя. Это может открыть для нас двери в западном мире. Нашей целью было и остается не распродать один турнир, а привлечь болельщиков в семью Octagon и создать сообщество. Если они захотят увидеть нас в следующий раз после субботы, мы будем счастливы».

Добавить комментарий